Владимир Супруненко

Запорожский край

Остров Хортица

Территория Бабурка
Экскурс в историю
Энциклопедия

Владимир Супруненко

Плавни
Остров Хортица

Владимир Павлович Супруненко. «Запорожский край» Популярная энциклопедия природных и исторических достопримечательностей, традиций и названий. 2006г.
На сайте представлены отдельные главы из книги «Запорожский край», печатное издание которой содержит самые разнообразные сведения о степи и ее заповедных уголках, Днепре, плавнях, острове Хортица, Азовском море и других достопримечательностях, ставших символами Запорожского края. Доступная и увлекательная форма изложения исторического материала, детальная расшифровка многих топонимов области делает книгу своего рода учебным пособием по географии, биологии, истории, народоведению.


Откуда название?

Впервые название этого самого большого острова на Днепре встречается в труде «Об управлении империей», составленным византийским императором Константином Багрянородным. Впрочем, в разных списках сочинения земля между двух днепровских берегов называлась и островом святого Георгия, и островом святого Григория. Приднепровские земли когда-то принадлежали скифам-земледельцам. А слово «земледелие» по-гречески звучит как «георгия». Находятся и такие, что связывают название острова с именем армянского просветителя Григория, якобы побывавшего у нас.

Другие степняки пришли на берег Славутича. После того, как половцы завладели окраинными землями Руси, остров уже стал известен под нынешним, несколько, правда, по-другому звучащим названием. Хортич, Хорчик, Хортиц, Кортицкий, Ортинский, Интрский, Хордецкий, даже Городецкий – вот далеко не полный перечень его тогдашних имен. Бог солнца Хорс был племенным божеством славян. А на острове, как известно, под священными дубами наши славянские предки приносили различные жертвы. В том числе и светилу. Есть греческое слово «хортос» – луга, поляна, место для выпаса скота. Конечно, в хортицких балках могли пастись домашние животные, тем более, что на островной земле особого присмотра они не требовали. Но под нынешним названием остров стал известен уже после «греков». Раньше на юге было много ловчих охотничьих собак – борзых или хортов (сучек еще называли «хортицами»). Я не раз подымался над островом на вертолете, смотрел на него из иллюминатора самолета – в чем-то очертания острова действительно напоминают борзую, преследующую зверя. Но мог ли мой далекий предок воспарить над землей? Вряд ли.

А вот то, что земля окружена водой и находится посредине реки, он знал наверняка. «Орт», «орта» – на языке почти всех народов тюркской группы эти слова означают «срединный», «находящийся посредине». Буква «Х» появилась чуть позднее, когда славяне стали осваивать южные окраины, и в их речь перешли многие тюркские слова. Большинство этимологов склоняются к этой самой разумной и простой трактовке названия Хортицы. Название как раз и определяет ее место на Днепре – в центре, посредине! Любой клочок суши, где родился, где вырос, с которым связана жизнь твоих предков, откуда пролегли пути их кораблей и караванов к другим землям – середина, центральная земля, точка отсчета...

Каменное диво острова

Я стою на вершине скалы, смотрю на светило, что подымается над степью и мне не дает покоя мысль о самой первой и главной тайне Хортицы – ее рождении. На острове почти у каждого камня есть название, у каждой скалы – ее легендарное прошлое. И это не удивительно. Издавна в черноземной степи любое каменное образование вызывало и любопытство, и удивление, и даже страх.

Пожалуй, в округе нет ничего древнее хортицких скал. Граниты, гнейсы и мигматиты, из которых они сложены, представляют собой архейские кристаллические породы. Они образовались еще в докембрийскую эпоху – их изотопный возраст около 2850 миллионов лет. Знаем место и время рождения, в геологическом паспорте значится и родовое имя – Украинский кристаллический щит. Три миллиона лет назад этот «щит» и преградил путь реке. Время собирать камни и время разбрасывать их. Название Днепра ученые связывают с санскритским словом «дан» – река и готским «парис, перес» – поток. Мощный поток совершил стремительный бросок на юг. Перед каменным исполином он на мгновение замер. Свернуть в сторону? Затеряться в ковыльных степях, обрести покой в камышовых зарослях? Часть воды выбрала окружной путь, разлилась по плавневым рукавам и протокам. Основной же поток с ревом ринулся вперед – разбрасывать камни. Так образовались Днепровские пороги. Так возникла Хортица.

И поныне, проплывая по Старому Днепру, путешественники удивляются могучим скалам, которые высятся по островному и материковому берегам днепровского русла. Кажется, что кто-то рассек их мечом, освободив дорогу потоку. Скалы отражаются в его воде и смыкаются посредине реки. По воде, аки по каменьям плывут корабли, облака и тысячелетия...

«Знаменитые» скалы и камни

Некоторые исследователи считают, что название острова произошло от борзой – хорта («хортицами» называли сучек), видя в очертании островной земли распластанную в беге ловчую собаку. Есть у нее и голова. Верхней Головой называют северный гранитный выступ, который выдается из скалы. В старину, правда, в нем видели морду другого животного, называя Свинячей Головой. Возле Головы, утверждали старики, стоял камень в рост человека «весь донизу пописаный», под ним был зарыт клад. В отличие от собаки у острова две каменные «головы». Нижней Головой называют последний перед плавнями с восточной стороны гранитный выступ – расположен он между балкой Липовой и Капралкой.

У каждого каменистого образования на острове, у каждой скалы, гранитного обломка и валуна своя история. Рядом с Верхней Головой расположены Сечевые ворота. По преданию, в этом узком ущелье запорожцы устраивали испытание новичкам. Через каньон перебрасывали бревно, по которому должен был пройти с завязанными глазами парубок, желающий вступить в сечевое братство. Кто оступался (внизу его ловили товарищи), приходил сдавать экзамен на следующий год. За Верхней Головой на юг по Старому Днепру расположена скала Черная. В ее названии намек на трагическое событие – гибель Святослава. Скала Кара служила местом наказания ослушников. По руслу Старого Днепра скалы тянутся почти до балки Корнейчихи. Многие из них известны по названию балок – Каракайка, Громушина скала.

С восточной стороны после Нижней Головы на севере расположена скала Думная. На ней, по преданию, собирались казацкие ватаги, чтобы обдумать детали предстоящих походов. Дальше идут скалы Ушвивая (Терновая), на которой запорожцы выбивали из сорочек вшей, скала Совутина. Здесь некоторое время существовал карьер, где посредством взрывов немцы-меннониты добывали камень для городских нужд.

Где-то в полукилометре на север от скалы Ушвивой лежит в воде огромный валун с отверстием посредине. Один из запорожских краеведов считает, что обломок скалы мог служить казакам своеобразным маяком. В отверстие заливали какой-нибудь жир и поджигали его. На свет этого маячка и шли казацкие суда, возвращающиеся после похода с низу Днепра.

«Место царей»


Кресло Екатерины

Неподалеку от северной оконечности острова из воды торчит скала, которую в народе называют Кресло Екатерины. Утверждают, что царица во что бы то ни стало стремилась побывать на легендарном острове, однако на подступах к нему вынуждена была провести ночь на скале. Чем же привлек самодержицу днепровский остров? Что заставило ее пуститься в дальнюю дорогу? Может быть, зов предков, еще в далекой древности определивших острову «царское» место под солнцем?

Издревле Хортица была своеобразной землей обетованной для сильных мира сего, неким божественным пятачком суши, где перекрещивались судьбоносные линии истории. Предполагается, что Геродот имел ввиду именно Хортицу, утверждая: «Могилы царей находятся в Геррах, до которых Борисфен судоходный». Во-первых, в обоих названиях местности угадывается одинаковое корневое ядро, во-вторых, именно от хортицких берегов начинался опасный, недоступный для многих судов порожистый путь на север. Кстати, на языке эллино-скифов слово «хогпт» означает буквально «место царей». Российский историк Н. Надеждин в статье «Геродотова Скифия» еще в 1844 году, определяя местоположение Герроса – страны царских скифов, указывал на остров Хортицу, дикий и грозно-величественный ландшафт которого более всего подходил для последней земной обители скифских вождей. Кстати, на острове кроме курганных захоронений обнаружено целое скифское городище с оборонительными сооружениями и жилыми постройками.

Одно из первых упоминаний о Хортице мы встречаем не у кого-нибудь, а у византийского императора Константина Багрянородного. В известном труде «Об управлении империей» (946-953 гг.) он писал: «Пройдя Крарийскую переправу, они, русы, причаливают к острову, который носит имя Святого Георгия». Именно под этим именем остров впервые стал известен цивилизованному миру. А ведь известно, что Святой Георгий был покровителем богатырей, воинов и вождей. Недаром первые киевские князья получали при крещении имя-титул Георгий. Многие из них посетили «место царей». Согласно летописям и легендам, на Хортице побывали князья Аскольд, Дир, Олег, Игорь, Святополк, княгиня Ольга. В 1223 году на острове собрались русские князья перед битвой на Калке. Создается такое впечатление, что в трудные минуты хортицкая земля подпитывала предводителей народов и племен некоей энергией, необходимой для великих свершений и громких побед. В свою очередь эту энергетическую силу как особый дар остров получал от солнечного светила. Наделило оно днепровский остров и своим именем. По мнению некоторых исследователей, название Хортица произошло от древнеславянского солнечного божества Хорса...

По хортицким озерам

Лодка скользит по озерной глади легко и свободно, будто сама вода несет ее. Мимо проплывают зеленые берега. Лодка мнет их отражения. Они – на всем пространстве водоема, «чистой» воды почти не остается. Деревья, кусты и травы замерли – не колыхнутся, не вздрогнут. Тишина. Безветрие. Но каким-то непонятным образом запахи льются и льются со всех сторон, и даже посредине озера пахнет свежей зеленью.


Озеро Осокоровое

По хортицким озерам, расположенным в плавневой части, можно путешествовать бесконечно. Благо почти все они соединены протоками. А когда-то озера эти были замкнутыми и сообщались с днепровской водой, их породившей, лишь во время весеннего половодья. На старой карте, обозначенной как «План Хортицкой Сичи», в южной части острова мы видим пять озер – Прогной, Домаха, Осокоровое, Подкручное, Головковское. О них совсем мало сведений в литературных источниках прошлого. «Из озер, где водится рыба, Каменоватое или Головковское – самое глубокое, в нем водится много черепах», — читаем у Я. Новицкого. Узкое, но длинное озеро Прогной названо из-за топких гнилых берегов («прогноем» также раньше называли незамерзающее место на болоте). Слово «домаха» у днепровских рыбаков означает «жилище, местопребывание». По берегам озера Осокорового росло много осокорей, озеро Подкручное расположено под обрывом, кручей, на берегу Головковского стоял зимовник запорожца Головка.

Есть еще множество других озер. Большинство из них образовалось после того, как в плавни пришла вода Каховского моря. Есть у них и свои местные названия. Вот как обозначает эти водоемы исследователь Хортицы запорожский краевед Константин Сушко – Ближнее, Вербовое, Гвардейское, Глубокое, Каменное, Коржовое, Круглое, Первое Песчаное, Речище, Рисовое, Соленое, Стрельбище, Утиное, Черепашье. Названия говорят сами за себя. Есть, правда, и такие, которые требуют отдельного пояснения. Названия озер Гвардейское и Стрельбище связаны с солдатами, которые одно время стояли здесь. На берегу рисового пробовали выращивать рис. Многие озера соединены протоками. Глубина и прямизна некоторых наводит на мысль об их искусственном происхождении.

Из балки в балку...


Балка Генералка

Живописные углубления с пологими травянистыми склонами, укромными тенистыми полянками и таинственными сырыми овражками представляют собой едва ли не самое замечательное явление хортицкой природы. Более двух десятков больших и малых балок посекли берега Хортицы с восточной и западной стороны. Почти у всех балок есть свои имена. От расположенной на северной оконечности острова Совутиной балки на юг по руслу Старого Днепра идут балки Чавунова, Музычина, Наумова, Громушина, Каракайка, Генералка, Широкая (Оленья), Корнейчиха, Корнетовская. С противоположной восточной стороны, но уже по руслу Нового Днепра следуют балки Великая Молодняга, Ушвывая, Ганновка, Шанцевая, Башмачка, Костина, Липовая, Капралка (Корнеева).

Балки – своеобразные природные резервации острова. Их склоны покрывает степное разнотравье, а во впадинах можно встретить остатки овражно-байрачных лесов, где преобладают такие породы, как татарский клен, дуб, вяз, черный и серебристый тополь, груша. Повсеместно встречаются боярышник, бузина, кусты шиповника и барбариса.

Много природных и исторических тайн хранят урочища острова, среди которых первое место принадлежит заповедным балкам. Вот что рассказывал один хортицкой старожил неутомимому собирателю казацкой старины Д. Яворницкому: «В старые времена, бывало, как пойдешь разными балками острова, то чего только не увидишь: там торчит большая кость от ноги человека, там белеют зубы с широкими челюстями, там вылезли из песка ребра». Названия балок острова – это страницы его прошлого. В балке Совутиной жил запорожский «стадник» Совута, который наблюдал за пастухами и чабанами, в балке Чавуновой рыбак Чавун имел «летнюю постоянку». В Музычиной балке запорожцы устраивали веселые гульбища – играли, пели, танцевали. Наумова балка названа в честь вице-адмирала Наума Сенявина, под руководством которого была заложена на острове судоверфь. Возможно, здесь же в балке находится и пока не найденная могила адмирала, который умер на острове во время эпидемии чумы в 1738 году. Некоторые исследователи считают, что балка получила свое название от запорожца Наума Кармазя, который жил здесь. В Громушиной балке казак Громуха пас скот, поэтому балка еще называлась «Громушиными роздолами». Эта балка была знаменита своими родниками. Про один из них в народе рассказывали, что на месте источника когда-то сражались турки с запорожцами. Целое озеро крови насобиралось после побоища. Поэтому вода в кринице красная, и грех ее пить. В балке Каракайке держал рыбацкий кош казак Каракай, в Генералке останавливался какой-то генерал. Широкая или Оленья балка известна тем, что в ее байраках было «кышло» гайдамацкого ватага Гаркуши.

В балке Капралке на восточной стороне жил отставной капрал, который сторожил Потемкинский сад. Напротив балки Костиной, где обитал запорожский рыбак Кость, расположен остров Розстебин, тоже названный по имени рыбака Розстебы. От вершины балки Шанцевой почти через весь остров тянутся земляные укрепления – «шанцы» времен походов Миниха. Возле балки Ушвивой на одноименной скале запорожцы вытряхивали вшей из своих сорочек. В балке Великая Молодняга по праздникам собирались молодцы со всего острова, среди которых, вполне возможно, был и удалой казак Молодняга. Есть свидетельства о том, что эта балка при запорожцах называлась Брагарней. В ней якобы сечевики занимались изготовлением «горячительных» напитков.

Остров Байды

Есть у Хортицы брат. Почти близнец. Его так и называют Малая Хортица. А еще – остров Байды. Даже внешне этот крохотный островок (площадь всего 13 гектаров, тогда как у Хортицы в 200 раз больше) похож на своего собрата. Северная часть представляет собой холмистую возвышенность, обрамленную скалами, на юге – песок, плавневая растительность.

Рвы и валы в северной части островка – это остатки укреплений, которые соорудил тут в середине пятидесятых годов XVI столетия князь Дмитрий Вишневецкий. Позднее эти укрепления были названы «городками» или «замками». В 1556 году отсюда Вишневецкий ходил на турецкую крепость Ислам-Кермень (нынешняя Каховка). Чуть позже крымский хан Давлет-Гирей овладел укреплениями на Малой Хортице. После ожесточенных боев Вишневецкий оставляет «замок» и возвращается в Черкассы.

Вишневецкий продолжает борьбу против Оттоманской Порты и Крымского ханства. Через некоторое время он оказался в руках у турецкого султана Селима II. Пораженный мужеством и презрением своего пленника к смерти, султан предложил ему поменять его веру на магометанскую. Вишневецкий отверг это позорное предложение. «Удивляясь его мужеству и стойкости, они разделили между собой его сердце и съели в надежде и себе приобрести что-то от его смелости и пренебрежения к смерти», – писал один из историков. Народная память о герое воплотилась в казацкой думе «Песнь о Байде». Зацепленный крюком за ребро, Байда оставался в живых несколько дней и не утратил чувства собственного достоинства, высмеивая султана и его окружение. Именем Байды-Вишневецкого и назван островок на Старом Днепре.

baburka.zp.ua © 2006-2012
16x Network

Лариса Беляева

Сколько лет Хортице
Здесь живет любовь
Семь озер – семь чудес
Женский камень
Дворец от Потемкина
Чудо великого острова
Проспект Металлургов
Асуанская плотина
Аллея Славы
Где искать Протолче
Легенды Великого Луга
Рай в чужих краях
Таинственная земля
Мосты Преображенского
Путешествие в сказку


Владимир Супруненко
Моя чайка – «Хорс»
Хортицкая кругосветка